Рассказ о подвиге с грустью пополам. “Мы прошли через дождь свинца и изменили ход истории”


Так заявляли 9 мая одесские фронтовики, не жалевшие в годы Великой Отечественной войны сил и самой жизни для спасения страны от фашизма.

«Где была бы та Европа»

В плотном строю жителей и гостей Южной Пальмиры направлялись они с букетами цветов к памятнику Неизвестному Матросу, входящему в мемориальный комплекс аллеи Славы в городском парке имени Тараса Шевченко. Причем ветераны категорически возражали против переименования Дня Победы на европейский манер в День памяти и говорили: «Где была бы та Европа, если бы наши войска не дошли до Берлина, разгромив основные силы фашистского вермахта»…

– Мы часто приходим с семьей к мемориальному комплексу аллеи Славы, – говорит инженер завода «Стройгидравлика» Николай Еремин. – У меня воевал дедушка Степан Сергеевич. Он был артиллеристом. А бабушка Мария Андреевна работала в тылу. Трудно ей было поднимать на ноги моего будущего отца Николая Степановича. Чтобы хоть как-то облегчить жизнь семьи, Степан Сергеевич все полагающееся ему денежное довольствие отсылал домой. А потом он рассказывал, сколько душевных ран оставила война в сердцах уцелевших фронтовиков. Ведь на их  глазах каждый день лилась кровь, гибли товарищи. Вот обо всем этом мы и вспоминаем, посещая мемориальный комплекс.

К сожалению, время неподвластно седовласым ветеранам, одолевшим фашизм. И кажется им порой, «что солдаты, с кровавых не пришедшие полей, не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей». А потом  наступает момент, когда начинают наши герои, как дальше поется в песне «Журавли», высматривать в небесном «усталом клине» место для себя. И я невольно вспомнил уже ушедшего в вечность Героя Социалистического Труда, бригадира Одесского завода имени Октябрьской революции Бориса Шевченко, который в годы войны служил на крейсере «Красный Кавказ». Во время героической обороны Одессы он вместе с боевыми товарищами  помогал осажденным защитникам города огнем с моря.

Живое письмо от фронтовика

В майские дни голос Бориса Алексеевича часто звучал в читальном зале центральной городской детской библиотеки имени Аркадия Гайдара, где включалась видеозапись с его рассказом о времени, когда фронт проходил по сердцу каждого жителя страны. Ребята видели его на экране плазменного телевизора в парадном костюме с наградами на груди. Он вспоминал, как в 13 лет поступил в 1933 году в школу фабрично-заводской учебы при заводе имени Октябрьской революции (ЗОР). А через год уже стал слесарем-ремонтником механического цеха. С первой получки купил матери по карточке три метра бумазеи и туфли на кожаном ходу. Вскоре смекалистый юноша стал ударником второй пятилетки, стахановцем, а затем и возглавил бригаду ремонтников. Великую Отечественную войну он встретил в экипаже крейсера «Красный Кавказ», где проходил действительную службу.

Строился крейсер на Николаевском заводе «Наваль», ставшем позднее частью Черноморского судостроительного завода. В 1932  году «Красный Кавказ» вступил в строй. Он был первенцем первой пятилетки.  Его полное водоизмещение составляло 9030 тонн,  длина – 169,5 метра, ширина – 15,7 метра, максимальная скорость – 29,5 узла, экипаж состоял из  878 человек. Крейсер имел мощное артиллерийское  и минно-торпедное вооружение. Войну «Красный Кавказ» встретил на Севастопольском рейде, открыв на рассвете 22 июня 1941 года огонь по фашистским самолетам, налетевшим на Севастополь.

– Осенью 1941 года, – рассказывал Шевченко, – «Красный Кавказ» помогал осажденным защитникам Одессы огнем с моря. А в  сентябре мы  доставляли десантников в тыл фашистских войск, наступавших на Одессу. И потом мы еще несколько раз ходили в осажденную Одессу, поддерживая ее защитников. Когда поступил приказ Ставки главного командования оставить Одессу, наш крейсер вместе с другими кораблями в течение трех суток сковывал дальнобойной артиллерией продвижение врага. А потом «Красный Кавказ», принимавший на борт вместе с другими кораблями  защитников города, загрузился еще и фондами Одесского банка и последним вышел из порта.

Его бригаду называли «рабочей академией»

Борис Алексеевич участвовал во многих боевых походах. За смелость и находчивость краснофлотцев при высадке Феодосийского десанта крейсер удостоен гвардейского звания. Прорвавшись в захваченную фашистами Феодосию, «Красный Кавказ» под мощным заградительным огнем подошел к причалу и с помощью хитроумного устройства обеспечил быструю высадку десантников, сумевших освободить город. Так краснофлотцы помогали выбивать фашистов из приморских городов.

За героизм, проявленный в годы войны, Борис Шевченко награжден двумя орденами Отечественной войны II степени, медалями Нахимова, «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией». Удостоен был и нагрудного знака «Отличный артиллерист». А  после демобилизации старшина второй статьи Шевченко вернулся на родной ЗОР, обзавелся семьей. Завод наращивал выпуск плугов, которые помогали возделывать землю хлеборобам всех регионов огромного тогда Союза.

И буквально через несколько лет Борис Алексеевич вместе с другими зоровцами ощутил результаты своего труда по магазинным полкам: появился белый хлеб. Это сейчас его начали считать не очень полезным для здоровья. А в те времена он доставлял радость всем. Бригаду Шеченко на ЗОРе иначе как «рабочей академией» не называли. Профессиональное мастерство, рационализаторские навыки Борис Шевченко охотно передавал новичкам. А те гордились, что их учителю присвоили почетное звание залуженного наставника молодежи Украинской ССР. За свой труд Борис Алексеевич награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета УССР, орденом «Знак Почета», ему присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот», был он также  удостоен звания почетного гражданина города-героя Одессы.

…Звуковое письмо Бориса Алексеевича делает нашу связь с ушедшими из жизни ветеранами почти реальной. Мы благодарны им за боевые подвиги, за то, что, не жалея сил, трудились в мирное время. Борису Шевченко и другим воинам-черноморцам поэт Константин Симонов посвятил строки: «Мы в бушлатах с Черноморья шли, как грозный вал. «Черной хмарой» после боя нас фашист назвал... Как рванешь в атаке ворот, тельник бьет в глаза, словно защищает город моря полоса».

Владимир Крещук

Одесса


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях