Гримасы капитализма. Роковые ошибки, кровавые последствия


Найденные под обломками сгоревших зданий тела увеличили число жертв межнациональных беспорядков в Казахстане до 11. В республике и за её пределами выдвигаются различные версии трагических событий. Но какими бы ни были отдельные детали, главная причина одна — установившаяся после развала Советского Союза система.

Несмотря внешнее затишье, говорить о полной нормализации обстановки в расположенной на юге Казахстана Джамбульской области нельзя. Здесь больше не звучат выстрелы, не полыхают дома и машины, но вернувшиеся на пепелище люди пока не могут спать спокойно. Никто не может дать гарантии, что произошедшие 7—8 февраля погромы не повторятся.

Местные жители до сих пор не могут оправиться от шока. Бытовые конфликты между проживающими здесь казахами и дунганами случались и раньше, но к кровавым столкновениям они не приводили. Несмотря на разницу культур и языков, оба народа живут бок о бок полтора столетия. Дунгане являются потомками китаеязычных мусульман — хуэй, которые в 1870-х годах переселились в Российскую империю после неудачного восстания у себя на родине.

На сегодняшний день их численность в регионе превышает 100 тысяч человек. Примерно 60 тысяч проживают в Джамбульской области Казахстана, столько же — в соседней с ней Чуйской области Киргизии. В советское время дунгане вместе с казахами, киргизами и другими народами участвовали в социалистическом строительстве и защищали страну. Смертью храбрых погиб в боях на Курской дуге артиллерист, Герой Советского Союза Мансуз Ванахун. Занимаясь преимущественно сельскохозяйственным трудом, многие дунгане стали Героями Социалистического Труда, а председатель одного из колхозов Хайтахун Таширов был удостоен этого звания дважды. Сегодня дунгане защищают честь ставших им родными стран на спортивной арене. Чемпионками мира по тяжёлой атлетике являются выступающие за Казахстан Зульфия Чиншанло и Майя Манеза.

Это, однако, не остановило тех, кто, крича о «засилье чужаков», шёл на расправу. В нескольких сёлах — Масанчи (на снимке), Сортобе и ряде других — были сожжены больше 30 домов, десятки коммерческих объектов и автомобилей. Пострадали почти 200 человек, погибшими числятся 11, хотя первоначально сообщалось о 8. После этого несколько тел были обнаружены под завалами. Тысячи человек бежали в соседнюю Киргизию.

Версий относительно поводов к беспорядкам несколько. Одна из наиболее распространённых выдвигает в качестве таковых два дорожных происшествия. Сначала водители двух автомобилей не поделили трассу, причём в завязавшейся потасовке пострадал 80-летний пожилой казах, которого везли в больницу. Ещё одна стычка произошла спустя два дня, когда полицейский патруль пытался остановить нарушителя-дунганина, но был забросан камнями.

В тот же вечер, 7 февраля, в дунганские сёла стали стекаться сотни жителей окрестных казахских районов. Мобилизацию облегчила массовая рассылка по соцсетям и мессенджеру WhatsApp агрессивных призывов. В ход пошли камни, огнестрельное оружие и бутылки с зажигательной смесью. Остановить бесчинства удалось лишь к утру, после прибытия ОМОНа из Алма-Аты.

Для ликвидации последствий была создана правительственная комиссия, власти пообещали компенсировать убытки. В отставку отправили глав области и района, где произошли беспорядки, руководителей областного и районного департаментов полиции и ряд других чиновников. Но глубинных причин случившегося эти решения не затрагивают.

А таковых можно выделить несколько. Во-первых, после разрушения СССР руководство независимого Казахстана пошло по пути строительства этноцентрического государства. На уровне официальной идеологии, СМИ, учебных программ и т.д. проводится мысль о том, что казахи являются единственной государствообразующей нацией. Они же занимают подавляющее большинство мест в органах власти и правоохранительных органах. Тем самым общегражданская идентичность приносится в жертву этнической, и между народами растут барьеры. Межэтническое отчуждение приводит к формированию замкнутых общин, представители которых редко общаются и начинают видеть друг в друге врагов.

Этому способствует второй фактор — социально-экономический. Джамбульская область удерживает одно из первых мест по уровню бедности и безработицы. Нерешённые жизненные проблемы заставляют искать виноватых, а в условиях падения уровня образования и культурного развития, а также навязываемых идеологических штампов критерием для поиска выступают национальные признаки.

Межнациональные конфликты Казахстан уже переживал, причём развивались они по аналогичной схеме. Какого-то представителя национального меньшинства (курдского, узбекского) обвиняли в совершении преступления по отношению к казахам, после чего наступал черёд «коллективной ответственности» в виде избиений и поджогов.

К сожалению, эти уроки власть не усвоила. Есть большие сомнения и в том, что она усвоит их теперь. По данным разных источников, в погромах и грабежах в Джамбульской области участвовали от 1 до 3 тысяч человек. Однако задержаны были менее полусотни, а вскоре многих из них отпустили после протестов родственников и односельчан. Так что чувствовать себя в безопасности казахстанские дунгане пока не в состоянии. Выправить ситуацию могут только комплексные меры политического и социально-экономического характера. Пойдёт ли на них руководство республики — большой вопрос.

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах