Ашхабад в центре сырьевых интриг


Туркмения продолжает искать рынки сбыта для своего природного газа в Европе и Южной Азии. К этому её подталкивают Соединённые Штаты, пытающиеся оторвать регион от традиционных экономических партнёров в лице России и Китая.

Один из пунктов опубликованной в начале февраля стратегии США по Центральной Азии посвящён переориентации внешнеторговых потоков. «Мы будем работать над тем, чтобы страны региона всё больше и больше были связаны с Европой через Кавказ, с Афганистаном и Южной Азией, а также с глобальными рынками, — говорится в документе. — Успешное сотрудничество США с Центральной Азией способствует продвижению… ценностей США и станет противовесом влиянию соседей региона. Расширение возможностей для американского бизнеса поможет экономическому процветанию Центральной Азии, а также поддержит занятость и промышленность в Соединённых Штатах».

То, что это не просто декларация, а руководство к действию, доказывают события последних недель. Особый интерес Вашингтона вызывает Туркмения, что обусловлено двумя важными причинами. Во-первых, республика занимает четвёртое место в мире по доказанным запасам природного газа. Во-вторых, Ашхабад является одним из главных поставщиков «голубого топлива» в Китай. Существующие мощности позволяют ежегодно экспортировать до 55 миллиардов кубометров, но уже в этом году, с запуском четвёртой нитки газопровода, объёмы могут быть увеличены до 80 миллиардов.

Визит в Центральную Азию госсекретаря США дал старт усиленной «обработке» туркменских властей. На переговорах Майка Помпео с главой МИД республики Рашидом Мередовым главное внимание было уделено обсуждению таких трансграничных проектов, как газопровод Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия (ТАПИ), линия электропередачи Туркмения — Афганистан — Пакистан, параллельная ей линия оптоволоконной связи, а также железная дорога из Туркмении в Афганистан. Американская делегация пообещала Ашхабаду всяческое содействие в осуществлении этих проектов.

Пожелания заокеанских партнёров в республике учли. На недавнем заседании кабинета министров обсуждалась активизация указанных выше проектов. Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов поручил правительству «принять соответствующие меры» для ускорения их реализации, отметив, что это придаст «новый импульс социально-экономическому развитию стран региона».

Эта же тема была поднята в ходе февральского визита Рашида Мередова в Афганистан. Президент страны Ашраф Гани назвал ТАПИ «прекрасной возможностью для развития», добавив, что газопровод станет стержнем важного экономического коридора. В качестве положительного примера сотрудничества стороны привели введённую в строй ЛЭП Рабаткашан — Калайнау. Она стала уже третьей линией, по которой туркменская электроэнергия поставляется в северные регионы соседнего государства. Кроме того, в ближайшее время ожидается принятие программы оказания гуманитарной помощи Афганистану на 2020—2022 годы.

Но, заманивая Ашхабад на нестабильные афганские просторы, США вовсе не собираются гарантировать ему ни безопасность, ни скорую выгоду. Это видно на примере газопровода ТАПИ. Туркмения в основном завершила прокладку своего 214-километрового участка, а в январе заключила соглашение с Саудовским фондом развития о финансировании проекта. В то же время строительство почти вчетверо более протяжённого афганского отрезка даже не начиналось. Районы, по которым должен пройти газопровод, отличаются повышенной активностью боевиков. Для защиты ветки Кабул обещал выделить боевую спецгруппу численностью 700 человек, но обеспечить безопасность трубопровода на всём его протяжении она вряд ли сможет. Кроме того, из-за бюрократических проволочек до сих пор не определён порядок отвода земель для прокладки ТАПИ.

Задержку на южном направлении США пытаются компенсировать за счёт западного. В середине февраля стало известно о введении льготных тарифов на перевозку туркменских нефтепродуктов железнодорожным транспортом Грузии и Азербайджана. Это позволит поставлять их в Европу в обход России: прежде основной маршрут проходил через Махачкалу и Новороссийск.

Но главную ставку в Вашингтоне делают на экспорт в Евросоюз туркменского газа. Данный проект предусматривает прокладку трубопровода по дну Каспийского моря. Далее он должен влиться в Южный газовый коридор. Первый из этой системы газопроводов — Трансанатолийский — был открыт в 2018 году, по нему азербайджанское топливо поставляется в Турцию. Запуск второго — Трансадриатического — запланирован на конец нынешнего года, тогда же должно начаться снабжение газом Италии и других стран Южной Европы.

Строительство Транскаспийского газопровода обсуждается довольно долго, но теперь появилась высокая вероятность того, что совсем скоро дело сдвинется с мёртвой точки. На Мюнхенской конференции по безопасности 15 февраля Помпео объявил о готовности США профинансировать проекты, направленные на снижение зависимости Восточной Европы от российского газа. На это будет выделен 1 миллиард долларов. «Наша цель… заключается в том, чтобы стимулировать частные инвестиции в энергетический сектор с целью защиты свободы и демократии во всём мире», — пояснил Помпео.

О том, что инициатива обрела «второе дыхание», свидетельствует серия встреч и консультаций. Прокладка Транскаспийского газопровода обсуждалась на туркмено-германском деловом форуме в Ашхабаде и на заседании туркмено-венгерской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству в Будапеште. Кроме того, новые направления поставок сырья оказались в центре мероприятия «Нефть и газ Туркмении — 2020». Оно прошло в Объединённых Арабских Эмиратах в рекламном формате «роуд-шоу»: туркменские компании и государственные структуры рассказали потенциальным инвесторам о возможностях страны. Косвенным признаком того, что Ашхабад уделяет этим вопросам повышенное внимание, стали кадровые перестановки. В феврале сменились руководители министерств финансов и экономики, промышленности, а также вице-премьер по экономическим вопросам и глава госконцерна «Туркменнефть». Министром промышленности назначен сын президента страны Сердар Бердымухамедов.

Американская стратегия даёт первые плоды. Не окажутся ли они ядовитыми для Туркмении и всего региона?

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах